Понедельник, 09 июля 2018 года
Лина Ярославская

ВБО «Позитивные женщины»

Моя терапия

21 апреля, 2015 12:27
Сегодня ровно 14 лет, как погиб мой муж Валентин. В автомобильной аварии. Вез свою знакомую за маковой соломкой.

Жанну я знала с 16 лет, с тех пор, как студенткой медицинского училища пришла на практику в терапевтическое отделение, в котором мой отчим работал врачом. Жанна была лучшей медсестрой в отделении. Она мастерски делала инъекции и всегда все успевала. Она стала моей наставницей. Когда в 18 лет я первый раз выходила замуж, хотела взять ее свидетельницей на свадьбе, но не разрешил отчим. Видно, он знал больше, чем я. Жанна употребляла наркотики.

Как-то отчим приехал домой и сообщил что Жанна лежит у них в отделении, "спрыгивает". Никому ничего не сказав, я поехала к ней. Повезла ей черешен. Я кормила ее черешнями, слабую, лежащую в постели с черными кругами вокруг глаз, и не знала, как ее поддержать. Я пыталась рассказывать ей какие-то глупые истории, а ей видно было не до моих историй и не до моих черешен - на следующий день она ушла из больницы, а я получила дома втык. После этого я практически не виделась с Жанной, но время от времени вспоминала о ней. Я слышала разные истории о ее жизни: с кем она жила, как сгорела кухня в ее квартире во время "варки", как ее выгнала из дома мама. Я не решалась встретиться и заговорить с ней - я не знала, что я ей скажу.

С первым мужем я прожила почти 8 лет и ушла к Валентину. Он стал мне самым лучшим другом и самым желанным мужчиной во всей Вселенной. Это была безумная страсть и невыносимая боль. Он употреблял наркотики, и уже давно. Мне было 26, ему 33. Я ездила к нему в наркодиспансер, где он проходил детоксикацию. Затем он согласился на кодировку, от отчаяния. Мне казалось, что жизнь начала налаживаться, но это было трудно, очень трудно. Каждый день как по тонкому весеннему льду - кажется, одно неосторожное движение, и на дно. Снова. А взамен нечего было предложить человеку, который 15 лет прожил с наркотиком. О заместительной терапии мы тогда даже не слышали.

Мы поженились 28 марта, а 20 апреля его душа покинула тело, которое осталось лежать на обочине, вылетев из автомобиля. Его спутницей была Жанна, которая отделалась травмами средней тяжести. Злилась ли я на нее или на него? Нет. Я видела, что такое зависимость, и как непросто ее преодолеть.

Сейчас у меня есть подруга, коллега, единомышленница Виктория, которая уже 6 лет состоит в программе заместительной поддерживающей терапии. Для справки: Заместительная поддерживающая терапия (ЗПТ) - это лечение наркозависимости с помощью специальных препаратов. Во время ЗПТ врачи назначают медикаменты, которые помогают избежать синдрома отмены (ломки), позволяют отказаться от употребления нелегальных наркотиков и в целом улучшить состояние здоровья. В Украине для ЗПТ применяются два действующие вещества: метадон (препарат, который его содержит, называется "Метадол") и бупренорфин (препарат под названием "Эднок"); в мире также используются и другие препараты. ЗПТ помогает зависимым от нелегальных опиатов улучшить состояние здоровья, а также позволяет начать жизнь "с чистого листа", не думая постоянно о том, где взять наркотик, уйти от криминальной жизни, трудоустроиться (из брошюры Международного Альянса по ВИЧ/СПИД в Украине "Заместительная поддерживающая терапия").

В жизни Виктории ЗПТ сыграла неоценимую роль: помогла отказаться от употребления нелегальных наркотиков, родить и воспитывать дочь, иметь любимую работу, стать признанным экспертом в сфере ВИЧ/ЗПТ, заслужить уважение украинских и зарубежных коллег. Благодаря тому, что Виктория добилась рецептурной выдачи ЗПТ, она может получать его раз в неделю в аптеке, что позволяет без проблем ездить в командировки и совершать путешествия. Я не могу себе даже представить, как сложилась бы ее жизнь, если бы не программа заместительной терапии…

В Украине программа ЗПТ свободно доступна во всех областях, кроме зон военного конфликта. В наркодиспансерах обустроены кабинеты, выплачивается зарплата персоналу этих кабинетов, закупаются препараты в 99,9% за деньги международных доноров, но, по условиям, к 2017 году программа ЗПТ должна перейти к полному финансированию за счет государства. Получится ли это в тех условиях, которые мы сейчас имеем в Украине?..

И вот я, человек, который никогда в своей жизни не принимал наркотиков, хочу, чтобы это получилось. Чтобы у того, кому трудно, была соломинка, за которую можно ухватиться и ЖИТЬ.

Новости
Авторы
Весь список