Пятница, 15 мая 2020 года
Кристина Шапран

резидент образовательного центра dialog hub

Не про секс, или что такое суррогатное партнёрство

21 января, 2020 15:55

У меня есть подруга В. Удивительно красивая девушка с невероятной харизмой, длиннющими ногами и таким сильным чувством вины, что все ее прекрасные ноги и плечи покрыты шрамами от самокопаний и привычки раздирать себе кожу. Как-то раз одно из ее свиданий плавно начало перетекать во что-то более интимное. Парень, правда, оказался слишком прямолинейным и, видимо, слишком уверенным, что красота и сексуальность = глянцевая безупречность. В общем, секса у этих двоих не было. Зато у нас с В. был диалог минут на сорок, в котором ей  было больно и страшно от открытия, что в ней видят не женщину с харизмой и горящими глазами, а ноги, ею собственноручно изуродованные. Надо ли говорить, что следующие несколько месяцев ее сексуальной жизни были спаяны с постоянным страхом раздеться и быть отвергнутой за свое несовершенство?

 

У меня есть подруга А. Ей, девочке-пацанке, которая не очень нравилась мальчишкам за маленький рост и смешные веснушки, было лет тринадцать, когда на нее обратил внимание мужчина. Ее дядя. Внимание было приятно, а все происходившее - нет. А., воспитанная на постулатах, требующих неукоснительного подчинения старшим, сказать "нет" просто не могла. Пожаловаться на дядю и попросить о помощи - тоже. Все, что она могла - это приучить себя "отключаться" и не чувствовать. Надо ли говорить, что ей понадобилось почти десять лет после совершеннолетия, чтобы начать в сексе чувствовать хоть что-то, кроме боли? Надо ли говорить, что ей понадобилось несколько лет, чтобы найти и довериться тому, кто не сбежал через пару месяцев от неспособности доставить ей удовольствие? 

 

У меня есть друг Р. Будучи еще не особо опытным любовником, он встречался с болезненно-эмоциональной девушкой, повернутой на сексе. В течение нескольких лет каждая его эрекция, даже простая утренняя, никак не связанная с возбуждением, становилась поводом для секса. А любой его отказ становился поводом для скандала или истерики на уровне панических атак. Надо ли говорить, что еще несколько лет после их расставания, даже с постоянными визитами к психотерапевту, Р. боялся собственной эрекции, как повода снова пережить сексуальное насилие.

 

Мне было почти тридцать, когда со мной случилась сексуальная зависимость. Я свалилась в нее, спасаясь от глубокой депрессии, и потеряла контроль, как теряют его алкоголики, уходящие в недельный запой. Вопреки моим правилам о безопасном сексе, один из моих партнеров не надел презерватив, пока я была с закрытыми глазами. Через несколько месяцев я узнала, что у меня ВИЧ. Надо ли говорить, что следующие несколько месяцев секс, если и случался, то становился не больше, чем "физическим контактом"? Надо ли говорить, что следующие полгода я не могла себе позволить получить удовольствие, потому что "удовольствие разрушает мою жизнь"? Надо ли говорить, что уже почти три года во время каждого своего секса, даже с давно проверенным и надежным партнером, я не могу ослабить контроль, прислушиваясь к каждому движению своего мужчины, и то и дело проверяю, точно ли надет презерватив?

 

Этих моментов, превращающих в маленький персональный ад то, что призвано приносить удовольствие, невероятно много. Их названия - это десятки терминов, придуманных психологами и сексологами, означающих невозможность принять свое тело, страх близости и боли во время нее, проблемы с эрекцией и эякуляцией, отсутствие оргазмов, страх сказать "нет" и из-за этого боли во время секса. И это - не говоря об инвалидности, которая невероятное количество людей одним своим наличием награждает ярлыком "зачем тебе секс?". 

 

Вам сколько угодно может казаться, что проблемы в сексе - это так несущественно. Но моя знакомая гинеколог, Людмила Шупенюк, рассказывала, что на конференции по гинекологии приводили ВОЗовскую статистику, согласно которой человек, потерявший руку или ногу, теряет в качестве жизни от 12 до 16%. В то время как отсутствие здорового секса отнимает от этого качества все 30...

Многие считают, что удовольствие в сексе не должно приходить сразу. Стерпится-слюбится, знаете ли. И однажды  "дорастешь, поймешь, научишься". Правда, зачастую, пока все это произойдет, большинство молодых женщин, например, обрастает психологическими травмами и блоками, связанными с сексом, как депрессивный подросток - самопорезами на руках. Преодолеть их (далеко не всегда) удается тем, кому посчастливилось встретить правильного, заботливого партнера. Другие обращаются к психотерапевтам и сексопатологам. Кому-то этого достаточно. Но иногда теория, упражнения и диалоги ни к чему не приводят. Некоторые барьеры преодолеть можно только на практике. 

 

Мне думалось, что если существуют психотерапевты, которые в рамках терапии становятся заменителями мам, пап, мужей, жен  и детей, чтобы человек максимально безопасно научился выстраивать правильные, здоровые отношения, то, возможно, существуют и люди, которые заменяют сексуального партнера и помогают научиться здоровому сексу. Недавно я поняла, что права. Такие люди действительно есть. Суррогатные партнеры.

 

К такому человеку можно прийти со своими сексуальными страхами и проблемами и проработать их на практике. К суррогатным партнерам приходят женщины, не испытавшие ни одного оргазма, жертвы насилия, так и не научившиеся чувствовать себя в безопасности, взрослые девственницы и девственники, которые хотят получить опыт первого секса, в котором будет много о заботе, внимании и принятии любых неумений. Мужчины, стыдящиеся своей преждевременной или поздней эякуляции или постоянных проблем с эрекцией. Люди, не терпящие прикосновений. Люди, не признающие своего тела.  Без стыда, без страха, без стеснения задавать вопросы и получать ответы. Без опасений, что неумелость разрушит начинающиеся отношения. А еще - чтобы научиться говорить "нет" или слышать это самое "нет", не сваливаясь в самокритику и ощущение собственной не значимости и не ценности.

 

На постсоветском пространстве такой профессии официально, конечно же, не существует. То ли дело в Америке, Израиле или Великобритании. Там суррогатное партнерство - это профессия, которой нужно учиться. Будущие секс-инструкторы сначала проходят специальный кастинг и собеседование, где проверяется состояние их психологического здоровья, умение строить отношения, мотивация, отношение к сексу, способность доставлять и получать физическое удовольствие. Потом кандидаты проходят базовый курс психологии и сексологии. Ну и, конечно же, медицинское обследование, которое гарантирует отсутствие каких-либо заболеваний, передающихся половым путем (хотя безопасный секс - одно из главных и неукоснительных правил суррогатного партнерства). 

Терапия у суррогатного партнера имеет ограниченное количество сессий, чтобы клиент не привыкал и понимал, что эти отношения имеют рамки. Сами сессии зачастую только к концу, а иногда и вовсе не доходят до сексуального контакта в привычном смысле этого слова. Нередко несколько сессий - это диалоги, когда клиент и суррогат сидят обнаженными, изучая тело и привыкая его не стесняться. 

 

В своей книге "Секс - моя жизнь. откровенная история суррогатного партнера" Шэрил Грин, которой удалось за свою практику помочь более чем 900 людям, рассказывает о том, что суррогатный партнер - это даже не профессия, а призвание. А сами сеансы - не столько про секс, сколько о близости, принятии, чувстве безопасности и заботе. В своей речи на конференции TEDx Шерил рассказывает о Марке. Клиенте, который был парализован и мог шевелить разве что одним пальцем и губами. В ответ на его "Я люблю тебя" Шерил ответила взаимным признанием в любви, при этом поясняя, что она действительно его любит. в моменте здесь и сейчас, когда между ними происходит нечто очень близкое и важное. Иначе было бы невозможно помочь научиться не просто физическому, а настоящему сексу - полному доверия, принятия и чувств.

 

Мне хочется верить, что однажды уровень нашей сексуальной культуры станет таким, что каждый из нас сможет быть друг другу тем самым безопасным, экологичным партнёром. Уважающим право на "нет", внимательным и заботливым к чужим страхам и особенностям. А пока мы друг друга все больше травмируем, было бы здорово, если бы появились те, кто сможет вернуть каждому из нас безопасность, самоценность и чувство собственной сексуальности. Пусть даже в рамках сессий.

Новости
Авторы
  • Дружественный доктор
    Онлайн-система поиска дружественных врачей для представителей ЛГБТ-сообщества.
  • Здравохранителі
    Здравохранителі — це проект для пацієнтів, спрямований на поліпшення системи охорони здоров’я України. Наша мета — силами самих пацієнтів забезпечити контроль надання повноцінної медичної допомоги в нашій країні. Основні завдання проекту: послідовна політика, спрямована на підвищення якості медичних послуг, безперебійний доступ до медикаментів та діагностики, зниження вартості препаратів і послуг.
  • Фонд народонаселения ООН (UNFPA)
    Занимается проблемами репродуктивного здоровья, вопросами охраны здоровья матерей, планирования семьи и гендерного равенства.
  • Молодежный проект TEENERGIZER
    Площадка для подростков и молодёжи.
  • Пациенты Украины (UCAB)
    Работа организации направлена на то, чтобы обеспечить всех пациентов Украины эффективным лечением.
Весь список