Понедельник, 16 сентября 2019 года
Кристина Шапран

контент-менеджер образовательного центра

Мама в секспросвете: двойные стандарты

23 апреля, 2019 14:11
«Мама, а как правильно это написать?», – моя дочь Мирка медленно шуршит клавишами ноутбука. Ей пять с половиной. Она только учится читать надписи на проплывающих мимо билбордах, выписывая их потом на бумаге или вводя запрос в гугл.

Кнопки под ее пальцами ежедневно выводят десятки новых предложений – от названий любимых мультиков до попыток выяснить, как работает сила притяжения и кто же на свете самый-самый. Изредка она спрашивает, как написать то или иное слово, если оно сложнее, чем ожидалось. «Мам, ну как же это написать?», – и аккуратно выводит: «Как надиват призиватив». И тут бы волосы дыбом-обморок-занавес. Но нет. Я же работаю в секспросвете. Поэтому слышать слово «презерватив» моему ребенку не впервой.

Возможно, вы думаете, что рассказ о презервативах и – охоспадибожемой! – о сексе может отнять у ребенка детство. Или, что еще хуже, прям-таки легализировать занятие им. Мол, раз я тебе рассказал, значит, все: пора идти и пробовать. А потому, ссылаясь на безответственность подрастающего поколения, вы решаете промолчать, «пока сам не спросит», лет до шестнадцати. Но давайте будем честны. Дело вовсе не в возрасте (к слову, около 60% украинских девочек к 15-ти годам уже живут половой жизнью, а в 2017 году почти 6 000 стали мамами с 14 до 17). И не в безответственности подростков. Просто мы сами о сексе мало что знаем, кроме ощущения стыда и запретности действа.

Секс – это такая же нормальная часть жизни, как поход на шашлыки, езда на автомобиле, или, скажем, ремонт. Но разве, когда вы рассказываете о них своим детям, это вызывает у него желание тут же ринуться в омут с головой? Когда ребенок впервые видит дрель, вы не говорите, мол, рано знать еще, что это. Вы же не думаете, что ребенок тут же кинется просверливать дыры в вашей только что побеленной стене. Вы просто отвечаете, что это дрель. Что это строительный инструмент. И чтобы он принес толк, нужно стать чуть старше и понимать, что ты делаешь. Потому что от этого зависит качество ремонта и безопасность рук.

Или когда вы разжигаете костер для шашлыков. Разве вы думаете, что ваш ребенок тут же спалит сотни гектаров леса или прыгнет в костер живьем? Вы говорите, что костер дело достаточно взрослого человека: того, кто может его контролировать, не обжечься и в случае необходимости предотвратить пожар. Говорите, что разжигать его можно только в правильном месте, и обязательно за собой потушить. И что если совать руки в костер – ожогов не миновать.

Или когда вы говорите о том, что существуют пешеходные переходы. Вы же не думаете, что ваш ребенок начнет ежеминутно скакать через проезжую часть. Вы говорите, что ходить можно только по зебре, и только на зеленый. И в одиночку – только когда ребенок будет для этого достаточно взрослым. Потому что от этого зависит его жизнь.

Так и про секс. Он есть. Это для удовольствия и продолжения рода. Но пробовать его можно, когда к нему готово тело – физически и гормонально, мозг – созревшими нервными центрами, и психика – достаточно развитым критическим мышлением и личными границами. А это все происходит, увы, не раньше 18-ти, а то и 20-ти. А еще необходимы согласие, безопасность, правильное место и правильный партнер. И – самое главное – понимание, что ты этого хочешь, а не просто пытаешься кому-то угодить или что-либо доказать. Иначе секс, созданный природой для удовольствия, может закончиться физическими и психологическими травмами, похлеще, чем от дрели, проезда на красный и разгоревшегося пожара – вместе взятых.

Я против двойных стандартов. Я рассказываю об ухе, называя его ухом , говоря о его функциях, правилах гигиены и безопасности. Почему же я не могу рассказать ребенку о гениталиях, их функциях, правилах гигиены и безопасности? Я рассказываю еще в детстве о будущих профессиях или «взрослых инструментах», поясняя, как они работают, чем и почему они могут быть опасны. Почему я не могу рассказать ребенку о сексе, о том, что он предназначен только для взрослых, и о том, чем и почему он может быть опасен для ребенка или подростка? Давайте будем честны. Нет в этом никакой разницы. Нет никакой причины не говорить, если знать, что именно говорить и как.

Поэтому я просто помогаю своему пятилетнему ребенку набрать в гугле правильно слово «презерватив». Без стыда отвечаю на ее закономерные вопросы. Мы вместе смотрим картинки с презервативами, удивляясь, что они бывают всех возможных цветов радуги. Обсуждаем, что нужен презерватив для защиты взрослого человека от болезней и что через пару лет я научу ее правильно надевать их на банан. И надеюсь, что когда придет ее время его применить по делу, она будет знать об основных правилах секса. Среди которых правильный партнер, согласие, безопасность, и главное – уважение к себе.

Новости
Авторы
  • Детский фонд ООН (UNICEF)
    Одна из самых крупных структур ООН, которая занимается проблемами профилактики ВИЧ/СПИДа среди молодежи и подростков, а также защиты прав женщин и детей в условиях растущей эпидемии.
  • Международный Альянс по ВИЧ/СПИДу в Украине
    Миссия Альянса - cнижение распространения ВИЧ-инфекции и смертности от СПИДа и уменьшение негативного влияния эпидемии путем поддержки общественного противодействия эпидемии ВИЧ/СПИДа.
  • Молодежный проект TEENERGIZER
    Площадка для подростков и молодёжи.
  • Clinton Foundation (Clinton Health Access Initiatives)
    Цель Инициативы Фонда Клинтона по ВИЧ/СПИДу - предоставить высококачественную медицинскую помощь и лечение людям, живущим с ВИЧ/СПИДом, и улучшить системы здравоохранения в развивающихся странах.
  • Фонд Рината Ахметова
    Системно занимается профилактикой, улучшением доступа к диагностике и лечению туберкулеза, который является одной из самых распространенных и опасных коинфекций у ВИЧ-позитивных людей.
Весь список